<<< вернуться в раздел Мистификация и виртуалистика

Оссиан

ОССИАН (Ossian) легендарный гэльский (кельтский) воин и бард III в. н. э., сын вождя Фингала, деяния, подвиги и любовь к-рого, а также его дружинников, он воспевал. Приписываемые ему сказания бытовали в Ирландии и Шотландии в устной традиции. Шотл. учитель Джеймс Макферсон при поддержке шотл. литераторов публиковал в 1760-е англ. сб-ки, к-рые выдавал за прозаич. пер. собранных им поэм О. и затем объединил в итоговом изд. «Сочинения Оссиана, сына Фингала» (The Works of Ossian, the Son of Fingal. London, 1765. 2 vols). В действительности «поэмы О.» являлись собственными произв. Макферсона, использовавшего в разной степени близости сюжеты и мотивы гэльского фольклора, к-рые он досочинял и обрабатывал в преромантическом духе. Созданные им «поэмы О.» героико-элегического содержания, проникнутые меланхолическим лиризмом, имели всеевроп. успех, были восприняты как воплощение «северного» нар. духа и вызвали множество подражаний и пер., среди к-рых особую популярность имел фр. пер. Пьера Летурнера (Le Tourneur, 1736–1788) «Оссиан, сын Фингала, бард третьего века: Гальские стихотворения» (Ossian, fils de Fingal, barde du troisieme siecle: Poesies galliques. Paris, 1777. 2 t. — и переизд.; П. приобрел изд. 1799, см.: Библиотека П. № 1230). Сразу после первых публикаций «поэм О.», изд. Макферсоном, в Англии возникли сомнения в их подлинности, Макферсона обвиняли в мистификации, на чем особенно настаивал критик С. Джонсон.

В России интерес к О. проявился с конца 1780-х в связи с утверждением преромантических. и сентименталистских идей. Одним из первых переводчиков был Н. М. Карамзин, возгласивший в программном ст-нии «Поэзия» (1787): «Велик ты, Оссиан, велик, неподражаем!» Решающее значение имел полный пер. Е. И. Кострова, выполненный по пер. Летурнера: «Оссиан, сын Фингалов, бард третьяго века: Гальския стихотворения» (M., 1792. 2 ч.; 2-е изд. СПб., 1818), после чего поэмы О. стали перелагаться стихами разными рус. поэтами, в т. ч. В. Л. Пушкиным, В. В. Капнистом, Н. И. Гнедичем и др., и появились оригинальные произв. на оссиановские темы, из к-рых самым выдающимся была трагедия В. А. Озерова «Фингал» (1805). Особое значение образность поэм О. с их героико-патриотическим пафосом приобрела в годы Отечественной войны, что проявилось в поэзии В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, К. Ф. Рылеева и др. В то же время увлечение оссианизмом рус. поэты нач. XIX в. переживали, как правило, в молодые годы, в процессе овладения романтической поэтикой.

П. первонач. знакомился с поэмами О. по пер. Кострова, к-рый Н. Ф. Кошанский сделал настольной книгой лицеистов. По Кострову было создано раннее ст-ние «Кельна» (1814) — переложение «Кольна-доны» («Colna-dona»), единственной поэмы О. с благополучным финалом и предвидением счастливого будущего. При этом П. опустил описание охоты и усилил любовную тему в духе поэзии Э.-Д. де Парни. Ст-ние «Эвлега» (1814) — вольный пер. отрывка из поэмы Парни на скандинавский сюжет «Иснель и Аслега» («Isnel et Aslega») — проникнуто оссианической образностью, присущей и оригиналу (оссианизм и скандинавизм переплетались в европ. лит-рах). В балладе «Осгар» (1814) П., воспользовавшись сюжетом отрывка из «Иснеля и Аслеги», изложил его в стиле О., дал героям оссиановские имена, ввел образ рассказчика-барда и в конце даже упомянул Фингала. Влияние О. в рус. поэзии, связанное с Отечественной войной, воспринятое через Батюшкова, проявилось в ст-нии «Воспоминания в Царском Селе» (1814), где воен. тема трактуется в системе оссианических образов. В целом же поэмы О. способствовали формированию в поэзии П.-лицеиста лиро-эпического повествования.

В дальнейшем П. утратил интерес к поэмам О., поняв, что они устарели, и это отразилось в «Руслане и Людмиле», где обрамлением послужил пер. первой фразы поэмы О. «Картон» («Carton») в форме двустишия: «Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой» (Акад. IV, 7, 86). Имена Финна и Наины во вставной повести о герое, к-рый безуспешно пытался завоевать сердце красавицы, пока она не превратилась в дряхлую старушонку, ассоциировались в сознании современников с Фингалом и Мойной, героями трагедии Озерова «Фингал», и осмыслялись как пародия. Пародийным был и поединок Руслана с головой, где оссианическая образность стилистически снижается просторечием и комизмом ситуации. Примерно в 1825, читая статью П. А. Вяземского «О жизни и сочинениях В. А. Озерова», П. на полях отметил «однообразие Оссиановских поэм» (Акад. XII, 231). Имевшееся у П. англ. изд. «The Poems of Ossian, translated by J. Macpherson, Esq» (London, 1825) осталось неразрезанным (Библиотека П. № 1120).

В ЛГ (1830. 21 янв. № 5. С. 40) была напечатана аноним. заметка «Когда Макферсон издал “Стихотворения Оссиана”...», в к-рой сообщалось о полемике по поводу подлинности поэм О. и говорилось: «Известный критик доктор Джонсон, человек отменно грубый, сильно напал на Макферсона и называл его обманщиком и злоумышленным делателем подлогов». Далее приводился пер. резкого ответного письма Джонсона Макферсону «как поучительный пример для наших критиков» (Акад. XI, 281). Принадлежность заметки П. не доказана, однако несомненно, что он знал о ней и, видимо, одобрял ее.

Лит.: Гаевский. П. в Лицее. С. 164–165; Венгеров С. А. «Оссиановские» стихотворения Пушкина // Венг. Т. 1. С. 88–97; Балобанова Е. В., Пиксанов Н. К. Пушкин и Оссиан // Там же. С. 98–114; Томашевский. Пушкин, I. С. 87–90 (2-е изд. Т. 1. С. 80–83); Городецкий. Лирика П. С. 99–102, 105; Иезуитова Р. В. Поэзия русского оссианизма // РЛ. 1965. № 3. С. 69–73; Suchanek L. Rosyjska ballada romantyczna. Wroclaw, etc., 1974. S. 59–65; Левин Ю. Д. Оссиан в русской литературе: Конец XVIII – первая треть XIX в. Л., 1980. С. 96–99, 134–136; Костин В. М. А. С. Пушкин и «Поэмы Оссиана» Д. Макферсона // Проблемы метода и жанра. Томск, 1983. Вып. 10. С. 99–111; Никифорова А. П. Традиции русской поэзии XVIII в. в поэме А. С. Пушкина «Руслан и Людмила» // Традиции литературной преемственности в свете марксистско-ленинского сравнительного литературоведения. Фрунзе, 1987. С. 18–21; Пономарева Л. В. Художественный мир Оссиана в лицейской лирике Пушкина // Проблемы романтизма в русской и зарубежной литературе. Тверь, 1996. С. 38–42.

Ю. Д. Левин